Джеймс

Иллюстрация Алины Осадченко

Помню как порадовалась, когда Джеймс меня принял.

 

С ним ясно работать, дело спорится и он немногословен.

 

Утром перед началом трудового дня он выпивает банку пепси-колы, а про внешность скажу, что у него крепкие руки, пшеничные с проседью усы и роста Джеймс небольшого. Знаю, что в его доме паркет поцарапан собачьими когтями. Девочка, спаниэль. Он и сам немного похож на спаниэля.

 

Ничто не даётся так трудно, как портреты людей, где вместо света или краски  — слово. С описанием какого-нибудь трудного действия или обстановки можно, потрудившись, справиться. Но как сложно непошло описать человека. Видимо поэтому, несмотря на избыток впечатлений повседневной жизни в Филадельфии, сегодня рубрика про работу даётся легче.

 

Джеймс знает музыку.

 

Подвел меня к музыкальному магнитофону, сверху на полке диски и даже пластинки. Справа классика. Классикой зову тех, чьи фамилии знакомы: Бах, Шостакович. Слева, он уже сам определяет, weird stuff. Перечисляет группы, года, истории.

 

— Откуда так много знаешь про музыку? Играл?

— Я знаю то, что мне нравится.

 

Привет, меня зовут Ирина Глик.

Я работаю диджитал архивариусом в Филадельфии. Моя профессия позволяет прикасаться к искусству буквально: трогаю и фотографирую раритеты из коллекций культурных учреждений. И ещё я печатаю фотографии под солнцем, они называются цианотипии.